К Декабрьским дебатам я подготовил открывающий доклад о трендах — повод для размышлений, научных и практических. О трендах, которые, c моей точки зрения, могут повлиять на формирование или развитие разных контрольных и прочих GRC-функций в бизнесе. Тема отслеживания трендов мне знакома еще со времен деятельности в качестве на общественных началах руководителя информационного комитета в Институте внутренних аудиторов (середина 2000-х). Составление рассылок, организация форума и проведение исследований — все это предполагало знакомство с международными практиками, тенденциями и мнением разных экспертов, и даже тогда еще не блоггеров. Сегодня уже много исследований, отчетов по тенденциям в этой области. И даже слишком много говорят про кибер-риски и big data, а также то, что нишу аудиторских и финансовых профессий захватят роботы. Отношусь к некоторым отчетам и прогнозам … выборочно: есть свой багаж наблюдений и понимание тенденций. Все тренды я объединил в 8 групп, вот они. И тезисно суть доклада.

1) Возрастание регулятивных требований. Банально. Понятно. Но тем не менее это тренд на ближайшие пять лет точно. Причины: в росте волатильности и непредсказуемости, особенно для финансового сектора. А выгоды для государства очевидны — хороший инструмент регулирования без явного (точнее слишком грубого) вмешательства в бизнес-процессы. Согласен с выводами тех экспертов, которые утверждают, что в GRC за последние годы самый большой прорыв сделал буква «C», и именно сompliance будет в тренде еще долго.

2) Устранение организационной комплексности и развитие риск-культуры. Как ни боролись с silo-подходом, но закрытие «терминов» «подразделениями» продолжается. Мышление — есть «внутренний аудит» и «внутренний контроль» — значит два подразделения, и независимых — остается и никак не способствует решению задач бизнеса. Государство в последние два года «нарекомендовало» и «указало» много подразделений, поэтому произошло некоторое разбухание бюрократии без смысла в компаниях. Есть чувство, что в ближайшие годы с этим будут активно бороться, а внедрение осознанной риск-культуры станет хорошей тенденцией.

3) Машинное обучение и искусственный интеллект. Этот тренд невозможно игнорировать. Роботы оказались не те, а спрятались в компьютерах, и вопреки Айзеку Азимову уже даже вредят, подлецы, направо и налево. Про кибер-безопасность много говорят, но «безопасникам» путь в автоматизацию, а если вы хотите другую, человеческую, роль — надо, ну, реально развиваться. Размышления «на наш век хватит» сегодня не пройдут: сейчас люди долго живут, а пенсионные фонды «пирамидальны». Надо будет работать.

4) Gig-экономика. Это мега-тренд, и GRC здесь — выгодная ниша. Еще пока мало экспертных сетей, но уже даже в России одна есть. Спрос на проектную занятость и «мобильные команды» будет расти — не только в консалтинге, но и в качестве замены in-house. Внутренний аудит станет «еще более» внешним.

5) Риски потерь vs. возможности, операционная эффективность. Кризис/ы рождают повышенный спрос на операционную эффективность, а от риск-менеджмента давно ждут позитивного отношения к бизнесу и связки со стратегией, даже если она — как кот Шрёдингера. Многие бывшие аудиторы и контролеры уходят в excellence, и это правильно. Если в вашей компании при решении задач по сокращению издержек не рассматривают возможность привлечения экспертов в области рисков и контролей, значит вы до сих пор чего-то не поняли. Такой кадровый ресурс пропадает!

6) Смена парадигмы предприятия и финансовой инфраструктуры, crowd-технологии. Первые акционерные общества — это был тоже crowd-инвестинг, а также это были «финансовые пирамиды» или как минимум рискованные и недолгие, хоть и крупные, проекты. Сегодня технологии дают возможности ускорения в со-инвестициях. Как ни странно, спрос на GRC-экспертизу здесь имеется уже в наши дни, хоть он и недостаточно артикулируется. Даже к хипстерским старт-апам желателен риск-ориентированный подход, чтобы потом не вызывать forensic из поколения X на расследования (тоже спрос имеется, кстати).

7) Отношение к мошенничеству, игровая культура, изменение подходов к борьбе с коррупцией. Протоводействие — в форме «действия против действия» — неэффективно, ибо мошенничество и коррупция всегда на шаг впереди. Мошенничество и коррупция возникают там, где разрушаются определенные устоявшиеся процессы, и возникают другие (более простые!) модели взаимодействия, которые выбиваются из общей системы и не подвержены (официальному) контролю. Многие действия даже невозможно квалифицировать в соответствии со статьями Уголовного кодекса, при этом явное жульничество налицо. Для более эффективного обуздания данных притязаний могут активно применяться наработки в области теории игр. Также важным будет учёт репутационных рисков и рост внимания к тому, что я называю retail-жульничеством, зачастую свойственному компаниям, работающим с очень большим, массовым трафиком клиентов.

8) Риски в эпоху (техно)сингулярности. Возрастает волатильность и падает предсказуемость. «Черных лебедей» всё больше, хотя они еще и не такие чёрные. А возможно это просто оправдание для плохого риск-менеджмента. Сингулярность также черна, как космическая чёрная дыра. Для внешнего наблюдателя те, кто уже там, просто застыли у радиуса Шварцшильда, хотя те, кто уже там — уже в новой реальности, и никаких проблем не ощущают, в отличие от тех, кого сингулярность еще затягивает и плющит. Мы уже живём в эпоху той самой технологической сингулярности, которую предсказывали многие годы назад. Важная тенденция связана с большим включением макро-рисков в модели оценки нефинансовых организаций, а также переход риск-менеджмента из back-office во front- или хотя бы middle-.

Участвуйте в работе «Дебат-клуба«.

Реклама